Показано с 1 по 7 из 7
  1. #1

    НАТАЛИЯ ТУРНОВА "БЫТИЕ ЛЮБИТ ПРЯТАТЬСЯ". Выставка в КРОКИН ГАЛЕРЕЯ (2012, Москва)

    НАТАЛИЯ ТУРНОВА

    БЫТИЕ ЛЮБИТ ПРЯТАТЬСЯ


    КРОКИН ГАЛЕРЕЯ

    23.02.2012 – 25.03.2012


    Нажмите на изображение для увеличения. 

Название:	мал.jpg 
Просмотров:	217 
Размер:	86.4 Кб 
ID:	25017
    Наталья Турнова. Проект «Свидетели». Серия «Портреты». «Красное лицо». 2011 год. Холст, масло. 200х170 см.



    8 ответов Наталии Турновой на вопросы Александра Петровичева



    Наташа, принцип твоего художественного высказывания выверен и давно обрёл то, что называется системной завершённостью. Но резонным окажется вопрос о возможности развития внутри этой достаточно жёсткой системы. Существует ли связь между предыдущим и последующим?

    НТ Как связь между мной сегодня и вчера: нить из прошлого в будущее. И хотя новая выставка, имеет своё собственное содержание, но и оно вырастает из предыдущего. То есть мостик между прошлым и будущим присутствует, как завершение прошлого и попытка проявить что-то новое. С одной стороны, для меня было важно преодолеть свой предыдущий опыт, с другой – этот прежний опыт помогает осмыслить то другое, что я пытаюсь делать сейчас. А просто придумать что-то новое? Зачем?

    То есть, предыдущая выставка связана с нынешней не прямо, а контекстуально, на уровне продолженного во времени монолога-размышления, с оглядкой на происходящее в настоящем?

    НТ Наверное, это так. К сожалению, я очень мало могу выразить словом и чем дальше, тем яснее чувствую, что то, чем я занимаюсь трудно сопрягается со словом. Это два не всегда тождественные способа выражения и взаимодействия с реальностью. Чем больше я занимаюсь живописью, тем больше я нахожу способов и возможностей компенсировать то, чего мне не хватает в слове. И дело не только в содержании моих работ, а в поиске посредством живописи некоего не формулируемого словами определения. Содержание и форма перестают быть просто связанными, а как бы постоянно переходят друг в друга. Это трудно объяснить, это лучше просто смотреть. Глядишь, что-то и откроется, но исключительно на визуальном уровне. Это очень субъективное состояние. Область ли это подсознания? Не знаю. Но это область искусства, где визуальность имеет принципиальное значение. Словесный метод описания и анализа, в данном случае незаметно уведёт в свою сторону.

    Твоё искусство сокрыто от слова, оно его избегает, от него прячется, как бытие, которое ты акцентируешь в названии выставки?

    НТ Дело не в том, что моё искусство от кого-то или от чего-то прячется. Просто данный язык не читаем в данном формате. Это не антиязык, это, скорее, иная программа взаимодействия с реальностью. Для меня, собственно, это не проблема. Я давно живу как художник в этом языковом «измерении». Я не особенно задумываюсь насколько моя позиция, позиция живописца актуальна в контексте современного искусства. Вопрос об актуальности живописи как таковой для меня не стоит. У каждого своё восприятие живописи, своё восприятие языка. Сейчас много имитации живописи. Причём не всегда сознательной. Художник иногда даже не осознаёт, что занимается имитацией. Ведь холст, масло или акрил это далеко ещё не живопись. В живописи принципиален именно ЯЗЫК, который включает в себя не только виртуозность владения материалом. Что тоже желательно, но явно не достаточно. Можно заниматься актуальным искусством, писать концепции и прочее, можно имитировать живопись, делая из неё механическое средство, пожалуйста, но это не моё. Этим путём можно тоже что-то выразить и выразить вполне убедительно, но опять же, для меня это иной язык. Ведь живопись, как таковая может раскрываться и через особое молчание. Но при особой настройке восприятия она репродуцирует вовне массу смыслов, переживаний и много чего ещё.

    То, что ты говоришь не ново. Но реально редко встречается, по качеству выражения, по симфонии формы и содержания. Боюсь сказать крамолу, но живопись потеряла свою актуальность, не по причине девальвации своего языка, а по причине отсутствия его серьёзных носителей. Извелись. Остались реально единицы, единицы тех, кто на практике готов говорить на этом языке. Здесь даже не искусство ради искусства, а некое явление, не лишённое собственных смыслов и содержаний. То есть ты актуализируешь язык живописи именно в этом его проявлении?

    НТ Да, я актуализирую живопись как таковую, но не ради живописи. Ведь существуют, скажем, лекарства. Но я не принимаю и не советую никому принимать лекарство как нечто самоценное. Лекарство должно лечить. Иначе оно лишено смысла, пустые эффектные оболочки, капсулы, драже…Я может повторюсь, но живопись как таковая заключает в себя огромный информационный потенциал, аналогичный музыкальному произведению. Здесь много схожего и в мотивациях созданиях и принципах прочтения. И контекст написания произведения это тоже не что-то условное. Взять ту же «Ленинградскую симфонию» Шостаковича или того же Вагнера. И к живописи можно подходить в точности также. Но, увы, многое ушло и, действительно, по серьёзному живописью, мало кто занимается. И на сегодня одним из критериев качества живописи оказывается техника исполнения или, что называется, хорошо «сделанный» холст.

    Тема сложная. Изменились приоритеты. Ты избегаешь формализма, как чего-то внешнего. То, что делаешь ты, это оттачивание не формы, а оттачивание формулировки некоего высказывания. Вопрос восприятия этого языка. Ты допускаешь вариативность этого восприятия?


    НТ Помимо химического состава лекарства, который вызывает определенную реакцию, есть ещё индивидуальное действие этого лекарства на конкретного человека. На уровне действия и возникает многообразие реакции или её отсутствие. И реакция может быть разной. И с живописью тоже самое.

    В таком случае, у каждого лекарства есть название, тем или иным образом характеризующее либо его состав, либо его действие. Как соотносится твоя живопись и название твоих работ и проектов? Не скрывается ли за названием некий намёк на контекст, пусть весьма отдалённый? Это дань традиции или техническая необходимость, некая содержательная предопределённость?

    НТ Повторюсь. Для меня не существует живописи ради живописи. Это как разница между просто лёгкой приятной беседой и прояснением смыслов. Мне нужна некая ось, границы. Для меня очень важно, о чём я говорю. У меня огромное количество эскизов, но лишь из очень малого количества можно попытаться вытянуть важный для меня смысл.

    Фраза «Бытие любит прятаться» принадлежит Гераклиту. Почему вдруг Гераклит?

    НТ Я ощутила эту фразу по-новому, слушая лекции выдающегося русского философа Бибихина. Она показалась мне удивительно актуальной. И ещё более - сам Гераклит. Я, к сожалению, не могу сказать, что до это очень вдумчиво его читала. Здесь, что называется, помог его величество случай. Эта фраза пришлась просто к месту и совпала, а точнее, в сжатой форме выразило то, о чём я размышляла в последнее время. Языком живописи можно поведать, извлечь из суррогата наносных смыслов нечто подлинное, то, что именуется бытие. Это бытие не всегда мне удаётся определить словами, оно действительно любит прятаться.
    Кажется всё вроде понятно и кем-то проверено, и на любой вопрос наверняка есть ответ. Сесть самому спокойно подумать, что-то переосмыслить, попросту нет ни времени, ни места. Мы живём в информационном шуме. Этот внешний шум - претензия на некую всё захватывающую реальность, всё заполняющую, всё замещающую и переформатирующую. Вероятно, именно это и есть виртуальность, о которой не говорит разве, что ленивый. Мы окунулись в мир подмены и готовых формулировок. Чего в этом мире нет, то это тишины, и вдумчивости восприятия. Этот мир её лишён. Он и нас лишает роскоши остаться наедине с самим собой. Не в бытовом плане, конечно. Найти себя для себя, свои вопросы, свой интерес. Бытие действительно любит прятаться. И однозначно ответить сложно. В искусстве вообще однозначность небезопасна, это слишком тонкая материя для однозначности.

    Если говорить о поверхностном, то это «портреты»?


    НТ Да, это портреты-образы. Они могут быть узнаваемы или нет, как это бывает со знакомыми людьми, увиденными в случайно в неожиданном месте или в непривычном ракурсе. Невероятность узнавания. Пытаюсь приоткрыть эту вечно прячущуюся за клише и штампами жизнь. Наверное, это ещё и попытка докопаться до самого себя, убрав всё наносное.
    Последний раз редактировалось ИЗО-ДАЙДЖЕСТ; 26.02.2012 в 13:23.

  2. Поблагодарили:
    Владимир (18.02.2012)
  3. #2
    Новости культуры
    Регистрация
    23.11.2010
    Адрес
    Москва-Петушки
    Сообщений
    2,312
    НАТАЛИЯ ТУРНОВА

    БЫТИЕ ЛЮБИТ ПРЯТАТЬСЯ


    КРОКИН ГАЛЕРЕЯ

    23.02.2012 – 25.03.2012
    вход бесплатный

    www.krokingallery.com
    info@krokingallery.com
    119180, Москва, ул. Большая Полянка, 15
    тел. +7 (495) 959. 01.41 +7 (495) 959. 01.38

    пн-сб: 11 - 19
    вс: 10 -16
    Чтобы рассмотреть фотографию в полном размере необходимо "кликнуть" по превью-изображению
    При копировании ссылка на первоисточник и указание имени автора обязательны!

  4. #3
    Новости культуры
    Регистрация
    23.11.2010
    Адрес
    Москва-Петушки
    Сообщений
    2,312
    Картины Наталии Турновой прошлых лет, которые вы не увидите на этой выставке :



    Наталия Турнова "Декарт" 2007. холст. масло



    Наталия Турнова. Из серии "Диагноз". 2008, х., м.



    Наталия Турнова. Из серии "Диагноз". 2010. х. масло



    Наталия Турнова. Из серии "Диагноз". Красно-синий. 2010. х. масло
    Чтобы рассмотреть фотографию в полном размере необходимо "кликнуть" по превью-изображению
    При копировании ссылка на первоисточник и указание имени автора обязательны!

  5. #4
    Знаток форума
    Регистрация
    01.06.2011
    Адрес
    Москва
    Сообщений
    573
    Записей в дневнике
    1
    Как мы видим, Наталия Турнова создаёт огромные лица. Турнова нашла, как ей кажется, удачный сюжет и зациклилась, год от года повторяя одно и то же. Все талантливые художники должны иметь свое собственное лицо, несомненно. Настоящих талантов можно сразу же определить по неповторимому стилю или технике. Любой человек, посвященный в современное искусство, узнает мастера вне зависимости от того, какой сюжет тот рисует.

    Но дойти до такой узкой специализации? Быть может, скоро появится художник, который будет рисовать только руки... другой автор будет рисовать ноги... Можно пошутить, что Турнова обрела собственное лицо в виде огромных размалеванных лиц. Мы видим одно и то же на разных выставках, одно и то же постоянно выдвигается на различные премии (правда, безуспешно). Проходит год за годом, становится скучно....


    Не могу понять галерею КРОКИН, которая показывает столь ограниченного автора, когда вокруг есть большое количество талантливых и оригинальных художников, не растиражированых, не истёртых многочисленными галереями и конкурсами. Пора бы подумать о зрителях, ведь им надоело видеть постоянный круговорот одних и тех же лиц.



    Выставка "Киты сезона-2011" в Крокин галерее (Москва)
    Чтобы рассмотреть фотографию в полном размере необходимо "кликнуть" по превью-изображению

  6. #5

    НАТАЛИЯ ТУРНОВА "БЫТИЕ ЛЮБИТ ПРЯТАТЬСЯ". КРОКИН ГАЛЕРЕЯ. до 25 марта 2012

    НАТАЛИЯ ТУРНОВА "БЫТИЕ ЛЮБИТ ПРЯТАТЬСЯ".

    КРОКИН ГАЛЕРЕЯ. до 25 марта 2012

    ул. Большая Полянка, 17
    www.krokingallery.com
    info@krokingallery.com
    пн-сб: 11 - 19
    вс: 10 - 16
    вход свободный

    Газета "Ведомости". 2 марта 2012. Материал о выставке Наталии Турновой в Крокин галерее. Автор Ольга Кабанова
    http://www.vedomosti.ru/lifestyle/news/1521414/pohozhe_chto_lyudi


    Фрагменты экспозиции выставки НАТАЛИИ ТУРНОВОЙ "БЫТИЕ ЛЮБИТ ПРЯТАТЬСЯ" В КРОКИН ГАЛЕРЕЕ.



    Нажмите на изображение для увеличения. 

Название:	9.jpg 
Просмотров:	185 
Размер:	62.5 Кб 
ID:	25298
    Фрагменты экспозиции выставки НАТАЛИИ ТУРНОВОЙ "БЫТИЕ ЛЮБИТ ПРЯТАТЬСЯ" В КРОКИН ГАЛЕРЕЕ.


    Нажмите на изображение для увеличения. 

Название:	10.jpg 
Просмотров:	175 
Размер:	54.1 Кб 
ID:	25299
    Фрагменты экспозиции выставки НАТАЛИИ ТУРНОВОЙ "БЫТИЕ ЛЮБИТ ПРЯТАТЬСЯ" В КРОКИН ГАЛЕРЕЕ.


    Нажмите на изображение для увеличения. 

Название:	12.jpg 
Просмотров:	203 
Размер:	67.5 Кб 
ID:	25300
    Фрагменты экспозиции выставки НАТАЛИИ ТУРНОВОЙ "БЫТИЕ ЛЮБИТ ПРЯТАТЬСЯ" В КРОКИН ГАЛЕРЕЕ.


    Нажмите на изображение для увеличения. 

Название:	8.jpg 
Просмотров:	181 
Размер:	59.6 Кб 
ID:	25301
    Фрагменты экспозиции выставки НАТАЛИИ ТУРНОВОЙ "БЫТИЕ ЛЮБИТ ПРЯТАТЬСЯ" В КРОКИН ГАЛЕРЕЕ.


    Избранные произведения выставки НАТАЛИИ ТУРНОВОЙ "БЫТИЕ ЛЮБИТ ПРЯТАТЬСЯ" В КРОКИН ГАЛЕРЕЕ.


    Нажмите на изображение для увеличения. 

Название:	3.jpg 
Просмотров:	191 
Размер:	46.1 Кб 
ID:	25294
    НАТАЛИЯ ТУРНОВА "Лёгкий человек". 2012. хм. 190х150 см. КРОКИН ГАЛЕРЕЯ


    Нажмите на изображение для увеличения. 

Название:	7.jpg 
Просмотров:	162 
Размер:	46.8 Кб 
ID:	25297
    НАТАЛИЯ ТУРНОВА "Другой". 2012. хм. 190х155 см. КРОКИН ГАЛЕРЕЯ


    Нажмите на изображение для увеличения. 

Название:	5.jpg 
Просмотров:	169 
Размер:	45.6 Кб 
ID:	25295
    НАТАЛИЯ ТУРНОВА "Женщина". 2011. хм. 130х100 см. КРОКИН ГАЛЕРЕЯ


    Нажмите на изображение для увеличения. 

Название:	2.jpg 
Просмотров:	169 
Размер:	51.7 Кб 
ID:	25293
    НАТАЛИЯ ТУРНОВА "Здесь и сейчас". 2012. хм. 200х160 см. КРОКИН ГАЛЕРЕЯ


    Нажмите на изображение для увеличения. 

Название:	1.jpg 
Просмотров:	196 
Размер:	59.3 Кб 
ID:	25292
    НАТАЛИЯ ТУРНОВА "Счастливый". 2011. хм. 130х100 см. КРОКИН ГАЛЕРЕЯ


    Нажмите на изображение для увеличения. 

Название:	6.jpg 
Просмотров:	191 
Размер:	43.8 Кб 
ID:	25296
    НАТАЛИЯ ТУРНОВА "Отвернувшийся". 2011. хм. 130х100 см. КРОКИН ГАЛЕРЕЯ

  7. Поблагодарили:
    Владимир (02.03.2012)
  8. #6

    Выставка Наталии Турновой «Бытие любит прятаться». Крокин галерея.

    Выставка Наталии Турновой «Бытие любит прятаться»: Портреты, написанные мизантропом

    В «Крокин галерее» показывают новую серию Наталии Турновой «Бытие любит прятаться». Кроме грубо намазанных людских лиц одна из самых изобретательных московских художниц ничего писать не хочет

    Ольга Кабанова
    Vedomosti.ru

    02.03.2012


    Новую выставку Турновой легко принять за предыдущую, называвшуюся «Свидетели», и предшествовавшую ей — «Диагноз». В прошлом и позапрошлом году она вошла с ними в тройку претендентов на главный приз Премии Кандинского, но не получила его. И хотя две номинации подряд на важную награду в области современного искусства очень почетны, но лауреатство, конечно, лучше. Турновой оно не светило, хотя не признать энергию и мощь ее последних работ было трудно.

    Огромные портреты, грубо намазанные двумя-тремя мрачными или яркими красками, от серии к серии становятся все проще и лаконичнее и все активнее дрейфуют от contemporary art в строну modern art. То есть перестают быть нагруженными программой и смыслом объектами современного искусства и оборачиваются чистой модернистской живописью, которой в наш век многие хотят заниматься, но мало кому удается выдвинуться с ней вперед.

    Так что с серией «Бытие любит прятаться» Турновой нет смысла выдвигаться ни на «Кандинского», ни на другую отечественную премию, поощряющую движение искусства как можно дальше, к новым рубежам.

    Сегодня Турнова не из тех художников, кто жертвует своими творческими желаниями и внутренним комфортом ради публичного успеха, и за актуальностью, как сама говорит, не гонится. Возможно, потому, что когда-то была в передовиках отечественного современного искусства, на пике местной арт-моды.

    Двадцать лет назад она выступала социально активной феминисткой и шокировала галерейную публику выставкой «Инструментарий», рассказывающей о тяжелой женской доле и ужасах гинекологического кресла. Разукрашенная бабская фигура с лампочками между ног и вместо сосков, стоявшая в центре галереи «Риджина», до сих пор вспоминается с легкой дрожью. Но упор на пол всегда плодотворен, и ни одна представительная выставка женского искусства не обходится теперь без участия Турновой, в том числе и в Третьяковской галерее.

    Вообще-то она могла бы стать нашей Ники де Сен-Фаль, расставившей своих веселых кичевых теток не только перед Центром Помпиду, но и по всему миру. Но фигуры, которые делала Турнова, были настолько грубы и комичны, что казались иллюстрациями к частушкам про важные части женского тела. Такие частушки у нас на улицах не поют и недобрые комические скульптуры на площадях не ставят, хотя именно они отлично бы вписались в русский городской ландшафт.

    Теперь Турнова давно не шутит и про женское не рассказывает. Она упорно пишет маслом лица, которым тесно на холсте, какого бы размера он ни был. Причем не кисточкой, а прямо шпателем мажет. Несколько лет назад она еще играла в современное искусство и придумывала серии, например «Полководцы», где в условных портретах угадывались знакомые лица политиков.

    Теперь подписи под работами предельно просты: «Красное лицо», «Синее лицо», «Отвернувшийся». Из двух десятков полотен на выставке с философским названием только одна — красная — радостная. Остальные тяжелые, словно написаны в приступе жестокой мизантропии и полного неверия в божественную природу человека. И зрители, уверена, способны разделить с художником отчаяние такого видения.

    До 25 марта

    http://www.vedomosti.ru/lifestyle/ne...zhe_chto_lyudi

  9. Поблагодарили:
  10. #7

    Выставка Наталии Турновой «Бытие любит прятаться». Крокин галерея.


    Выставка Наталии Турновой «Бытие любит прятаться». Крокин галерея.


    http://www.aroundart.ru/NATALIY-TURNOVA-OB-YSNYT-ZIVOPIS-GLUPOE-ZANYTIE

    Вопросы задавала Ольга Данилкина. /www.aroundart.ru/

    Турнова: «Объяснять живопись – глупое занятие»

    7 марта 2012


    На позапрошлой неделе в галерее «Крокин» открылась выставка Наталии Турновой «Бытие любит прятаться». Финалистка Премии Кандинского в номинации «Проект года» в 2010 году за серию «Свидетели», один из немногих современных живописцев, оставшихся верных медиуму, она уже не в первый раз представляет портреты, но они уже о другом. Aroundart поговорил с Наталией о механизмах человеческой фантазии, процессе работы и о том, как живопись может оставаться интересной художнику.

    Ольга Данилкина: Если сравнить эту выставку с другими вашими работами последних лет, первое, что бросается в глаза, – это все портреты. Почему вы выбираете портрет, и чем он здесь является – жанром, сюжетом?

    Наталия Турнова: Это вроде бы жанр, но не портрет в прямом смысле – здесь нет узнаваемости. Почему портрет? Потому что мне лично человеческое лицо наиболее интересно. Человеческое тело выражает много, но не так, и язык его существенно сложнее. Это – две совершенно разные вещи, хотя они невероятно тесно связаны. Лицо выражает гораздо больше, чем, может быть, сам человек хотел открыть другому. Это очень пластичный материал, при помощи которого можно показать очень многое. Поэтому для меня портрет – благодатная почва, если уметь ей пользоваться. Не могу сказать, что я это умею, но пытаюсь.

    ОД: Вторая закономерность – ваша работа сериями. Для чего вам серийность и как вы понимаете, что серия завершена?

    НТ: Еще давно я поняла, что невозможно все сказать в одной работе, либо возможно, если писать «Явление Христа...», но я другого масштаба человек. Когда делаешь одну работу, рождается что-то в этой же области, о чем ты думаешь «можно еще вот так». Все равно, что в одежде: вы надеваете какую-то кофту и думаете, что вот этот шарфик подходит и вот эта заколочка, но одно с другим не живет, и вы понимаете, что в следующий раз наденете заколочку. Это примитивно, но приблизительно то же самое.
    Или делаешь одну вещь, а возникает мысль в процессе работы, что, на самом деле, не эту работу можно сделать по-другому, а можно сделать на эту же тему что-нибудь совсем другое. Как в разговоре: вы пришли с заранее составленными вопросами, а в процессе выясняете, что вам интереснее поговорить о совсем другом, – появляется какая-то другая мысль. Потом через некоторое время у вас возникает ощущение, что разговор начинает крутиться на одном месте: вы уже все выяснили. И вот у меня так же: в серии понимаешь, что можешь еще написать десять работ, но они все будут повтором, и тогда наступает «кризис».

    ОД: Как вы приступаете к конкретной работе?

    НТ: Я делаю множество небольших эскизов карандашом, примерно представляя себе, чего хочу, а потом из кучи выбираю какой-то один, который кажется мне наиболее интересным. Это не значит, что картина с него будет интересной. Иногда делаешь их много дней подряд и не видишь ничего, берешь тот, который хоть как-то тебя устраивает, и из него получается хорошая работа. Бывает и наоборот: берешь хороший эскиз и ничего не получается – никогда не знаешь качество вещи, которая выйдет в результате.

    ОД: Эскизы делаются уже с цветом?

    НТ: Нет, простым карандашом. Раньше я делала с цветом, а потом поняла, что цвет сковывает. Когда делаешь цветовой эскиз, дальше этого маленького наброска ничего не идет. Одно дело рисунок – вы его набрасываете и в процессе меняете, но когда у вас и рисунок, и цвет, вы знаете, что уже не только не можете сдвинуть какой-то элемент в другую сторону, но и выбрать другой цвет. Раньше я так делала, потому что это дисциплинировало – грубо говоря, меньше опыта было. Это помогает, но как корсет: вы сломали ногу, не дай Бог, ногу замотали в гипс, вам легче, а через некоторое время вы понимаете, что вам легче, но мышцы атрофировались. Сколько раз было искушение вернуться к цвету в эскизе, но я понимала, что этого делать нельзя – из этих рамок очень трудно выскочить. Это та подпорка, подсказка, шпаргалка, вы можете на нее не смотреть, но она есть. А тут вы вышли – и что знаете, то знаете, а шпаргалку оставили дома. Начинается фантазия и поиск, который в противном случае бы не сработал, потому что человеческий мозг – вещь достаточно консервативная, он не стремится к работе, если где-то есть решение.

    ОД: Как появляется у работы название?

    НТ: Название – самое ужасное, мука для меня. Есть названия в голове, но они, как правило, никакие: типа «а вот та работа, которая зеленая» или очень заумные, которые в голове звучат нормально, а в тексте – напыщенно-напыщенно. Я всегда завидовала художникам, которые умеют называть работы. Иногда смотришь на работу – и видишь, что дрянь, а когда читаешь ее название, думаешь, что «хорошая работа». У меня давно была серия «Любовь» и там набор: «Поцелуй», «Двое», «Встреча», еще что-то. А дальше что? Потом сменилась серия – появились вот эти головы, лица. Я взяла «Голубая…», «Синяя…» и т.д., но это тоже ограниченный набор цветов. С одной стороны, это некая простота: «Синяя голова» – просто синяя и синяя. С другой, это некая недосказанность. Можно назвать «Человек с угрюмым выражением лица», но таким образом восприятие программируется. В моем случае у работы есть название, но оно вам никаким образом не помогает. Это скорее «щипок»: вас ущипнули, вы оглянулись, посмотрели, но что именно увидели – нужно самому думать.

    ОД: В названии выставки – «Бытие любит прятаться» – цитата из Гераклита, как вы сами рассказываете в интервью Александру Петровичеву. Как получилось такое название? Это была некая параллель или из самой заинтересовавшей вас мысли что-то родилось в плоскости искусства?

    НТ: Для меня как художника вообще сложно идти только от мысли. «По заказу» никогда не могу ничего сделать: если мне скажут написать работу на определенную тему, я физически не смогу. Здесь получилось параллельно. Изначально были большие портреты, лица, а потом проявились фигуры, поясные портреты и т.д. Я понимала, что одна серия должна закончиться и перейти в чуть другую, и в этой выставке их надо столкнуть. Эти лица при их замкнутости на себе более открыты, а фигуры при всей визуальной открытости более замкнуты в себе, отдалены от зрителя.

    ОД: Плюс появляется фон.

    НТ: Да, и фон и фигура: вроде лицо обращено к нам, но оно отстранено. Даже работа при входе, которая прямо напирает на зрителя, никоим образом вас к себе не подпускает. Большие лица, как раз наоборот, втягивают в себя.
    От этого столкновения появляется ощущение границы, что вы не можете за что-то заходить. Когда я делала эти работы, случайно купила диск с лекциями замечательного философа и филолога В.В.Бибихина, несколько из них были посвящены Гераклиту. Когда-то давно в институте я читала Гераклита, он у меня в голове отложился как такой кирпич-основание, совершенно не имеющий никакого отношения к современности. Бибихин же говорит о нем так, что он становится очень актуальным (по крайней мере, для меня), хотя то, что он говорил, вроде бы, не было связано с тем, что я делала. Но эта фраза меня задела. После этих лекций я к нему вернулась и посмотрела под другим углом: можно ли эту фразу использовать как ключ к моей выставке, не будет ли это только случайным совпадением? Я поняла, что они в чем-то перекликаются. Понятно, что Гераклит – философ, а у меня – живопись. Объяснять живописью то, что Гераклит выразил словами, достаточно сложно, это разные языки, которые создают разные смыслы, хочешь того или нет. Получились некие параллели, которые возникли при его чтении и составлении пространства выставки. То есть это не прямая иллюстрация, это о том, что действительно есть нечто, что существует, и нечто, что находится за гранью. (Или внутри ее).

    ОД: Почему вы выбрали – и выбирали раньше – такой масштаб работ? Лица на больших холстах, фигуры – на тех, что поменьше.

    НТ: Да, как ни странно, я хотела сделать фигуры поменьше, чтобы было четко видно, что лицо – маленькое, чтобы не было ощущения, что лица – просто увеличенные фрагменты. Мне интересен большой формат, ведь когда делаешь маленький – начинаешь закапываться в деталях. С маленькими работаешь ближе, начинаешь «видеть блох» – я это страшно не люблю. Есть люди, которым это нравится, а для меня – мучительно и совершенно неинтересно. К тому же, когда делаю большую вещь, я знаю, на каком уровне она закончена. К маленькой другое отношение: она висит близко, ее близко рассматривают, нужно дольше отделывать детали – до какой степени дольше?
    Мне интересно, чтобы человек был погружен в работу. Когда он смотрит маленькую – скорее погружается в ее детали. Недавно я ехала в метро: рядом стоял человек и смотрел кино по мобильному телефону, какой-то военный фильм. Я никак не могла понять – зачем? На мобильном экранчике получается, что ты только сюжет можешь видеть, погружения нет, даже захватить не может, потому что бегают маленькие человечки, стреляют друг в друга такие букашечки.

    ОД: Когда работаете, вы думаете о неком зрителе, или его нет в вашем поле зрения?

    НТ: Когда делаешь работу, она не всегда получается. Иногда думаешь: хватит, совсем не идет, может, и так сойдет, кто там заметит, кто вообще в этом что-то понимает. Однако есть несколько человек, которые, я знаю, видят. Работаю я не для них: в любом случае, работаешь для себя. Но из-за этого есть некое ощущение, что не имеешь права сделать плохо: во-первых, из-за себя, во-вторых, потому что есть люди, которые могут это увидеть. Основное – от себя не убежишь, это как совесть, ее можно долго уговаривать, но в глубине души она тебе будет говорить, что в какой-то момент ты сделал нехорошо.

    ОД: При огромном количестве сегодняшних медиа почему вы остаетесь в поле живописи?

    НТ: Наверное, это банально: любой человек, который чему-то остается верен, оправдывает себя тем, что он ничего другого не умеет (что отчасти верно, но ведь можно научиться). Помимо этого каждый раз, когда у меня появлялась мысль поменять – я уходила в объекты, скульптуры, – понимала, что есть вещи, еще мной не проработанные. Это не то, что долг, что надо проработать, сдать зачет. Казимир Малевич вроде бы сделал последний шаг для живописи, но потом вернулся к ней. Вернулся не от бессилия, а потому, что он сам, думаю, интуитивно чувствовал, что есть что-то, та самая дверь в каморке папы Карло, в которую он просто еще не влез. Я не могу сказать за всех, но для меня есть некие вещи. Когда вижу, что что-то еще можно сделать, и эта дверь не открыта, а ее можно открыть, – мне становится интересно: что там за ней? В этот момент мне все равно, что это не актуально или что-то в таком духе. Я, как ученый, который знает, что открыли лекарство против рака всех видов, которое он тоже пытался открыть. Он думает забросить эксперименты, раз всё открыли, но тут видит, что на базе того, что он делает, можно открыть что-то другое, может, не такое важное. Он не знает результат, но видит, что ход есть, и, как настоящий ученый, не может себе позволить пропустить. Я понимаю, что все бросили живопись, может быть, потому что мимо этой дорожки пробежали или им неинтересно. Каждый человек, как говорится, не дан, а задан, что-то внутри задано, и если говоришь, что-то интересно, то это не случайно.
    То же, что я сказала о серии – я чувствую, когда она завершена. Я могу много еще сделать, но появляется ощущение, что начинаешь повторяться. Не должно быть ощущения повтора: ты не должен обманываться, не повторять не только себя, но и кого-то другого. Если у тебя есть ощущение, что ты что-то делаешь, изобретаешь велосипед, которого еще не было, – это для меня интересно.

    ОД: Как в таком случае, по-вашему, сейчас правильно смотреть и понимать живопись?


    НТ: Смотреть, а понимать – это уже следующий уровень. Если просто интересно, но вы не собираетесь этим профессионально заниматься, то просто смотреть. Вот вы пришли, на вас сильно подействовала картина – нужно просто смотреть, почему она так действует. Висят две картины рядом: одна работает, другая – нет. Это же все материал – краски, цвета, здесь такая гамма, там другая, одни мазки, другие. На определенном этапе это накапливается, когда все накоплено, вы как художник уже понимаете, какое средство вытащить в нужный момент из коробочки. Я сама очень многого не понимаю, прихожу на выставки людей, которые мне нравятся, и понимаю, что есть вещи, которые мне не ясны, я не знаю, как это сделано. Вижу воздействие, но не могу объяснить, за счет чего оно сделано. Тогда я понимаю, как много еще не знаю, что вот этот человек сделал это сознательно. Когда балерина первого класса смотрит на приму, она знает все эти движения, но не видит того перехода, где прима взлетает. Я тоже вроде движения все знаю, но как достичь конкретной вещи – иногда нет. Я понимаю, что в тот момент человек сделал все сознательно, открыл ту самую дверцу, о которой я говорила, и там это лежало. У художников нет ничего случайного, а если и случайное, то с таким багажом, что это случайное вытаскивается интуитивно из ящичка – но оно там лежало, он это туда много лет складывал.

    ОД: Следующий уровень – понимание живописи. Насколько вообще ее возможно понять и нужно ли пытаться понять и артикулировать?

    НТ: Я думаю, что нет. Я могу что-то понять, но, когда я начинаю объяснять, чувствую, что очень многое из того, что вкладываю, утрачено. Это попытка перевести из одного языка в другой, условно говоря, с деревом работать как с глиной. Я могу объяснить, но мне становится смешно, когда меня просят объяснить, что это значит. Это все равно, что передать другому человеку, что значит ваше плохое или хорошее настроение: чтобы понять, он должен влезть в вашу шкуру и почувствовать все. Когда мне надо, я профессионально анализирую, как это сделано, но реально объяснять живопись – глупое занятие.


    Материал подготовила Ольга Данилкина

  11. Поблагодарили:
 

 

Похожие темы

  1. Александр Джикия " ЛЕНИНИАНА". Выставка в "Крокин галерея" (19.01.2012-19.02.2012, Москва)
    от КРОКИН ГАЛЕРЕЯ в разделе МОСКВА. Contemporary Art - Выставки, проекты, акции : анонсы, репортажи и фотоотчёты
    Ответов: 16
    Последнее сообщение: 20.02.2012, 22:01
  2. Александр Джикия " ЛЕНИНИАНА". Выставка в "Крокин галерея" (19.01.2012-19.02.2012, Москва)
    от КРОКИН ГАЛЕРЕЯ в разделе Contemporary Art - новости РОССИИ
    Ответов: 1
    Последнее сообщение: 21.01.2012, 13:05
  3. Ответов: 0
    Последнее сообщение: 15.01.2012, 17:56
  4. Статья: Сергей Шутов " FLOWER & POWER". Выставка в "Крокин галерея" (2011-2012, Москва)
    от КРОКИН ГАЛЕРЕЯ в разделе Комментарии к статьям
    Ответов: 0
    Последнее сообщение: 08.12.2011, 21:47
  5. Сергей Шутов " FLOWER & POWER". Выставка в "Крокин галерея" (2011-2012, Москва)
    от КРОКИН ГАЛЕРЕЯ в разделе МОСКВА. ФОТОГРАФИЯ - Выставки : анонсы, репортажи, фотоотчёты и рецензии
    Ответов: 0
    Последнее сообщение: 08.12.2011, 12:29

Метки этой темы

Социальные закладки

Социальные закладки

Ваши права

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы не можете редактировать свои сообщения
  •  
Back to top