Александр Тараненко. «О композиционно-изобразительной структуре портрета»

Статья посвящена композиции портрета. Основной узел проблем автор видит в том, что изобразительные задачи часто заслоняют задачи композиционные. Подчёркивается, что в портрете эти проблемы стоят наиболее остро, поскольку из-за необходимости передавать сходство тенденции изобразительности проявляются сильнее, чем в других жанрах. Ядром проблемы здесь можно считать то, каким образом, например, элементы представляющие наиболее важные части изображения (черты лица) должны становиться неразрывной частью структуры композиционной, которая в своём подвижном поиске должна стремиться к конкретной содержательности и всегда выражена в определённых статико-динамических характеристиках. Трудности с композицией портрета, по мнению автора, обнажает общие проблемы композиции в изобразительном искусстве. Термин «композиционно-изобразительная структура» для автора адекватно термину «композиция». При создании портрета достаточно трудно контролировать качества композиционности, иногда они даже не вполне осознаются автором. Композиционная содержательность часто отступает из-за преобладания сложных изобразительных задач портрета (анатомичность, характер форм и движений, общее сходство). Узко понимаемые задачи тонально-цветовых, линейных отношений также могут сковывать портретиста, задерживать его в узких рамках приобретённой школы. При полном решении этих задач, но ограничении задач композиции до стандартной статичности – возникают мёртвые каноны, неоакадемизмы разного рода. Преодолевать эти каноны тем, кто много лет им слепо следовал, чрезвычайно трудно. Например, при переходе от тонально-цветовой живописи к цвето-тональной возникают возможности взлома этих канонов, однако здесь увеличивается риск деструкции, хаотичности. Без углублённой теории композиции упования на чувства и интуицию для большинства художников здесь малопродуктивны. Поэтому, даже вновь рождённая цветовая выразительность изображения ещё не переходит в какой-либо вид структурно выраженной композиционной цветодинамики. Сочетать портретные характеристики с какой-либо композиционной идеей необходимо, но чрезвычайно трудно. Действительно, портретная живопись, возникшая «из желания увековечить единичное, преходящее, обессмертить его в изображении» находилась как бы в явном противоречии с «духом, склонным к типизации» [5,90]. Воспроизведение некоего индивидуального образа и создание определённого типического образа – между этими двумя полюсами идёт своеобразная борьба в портретном искусстве, в истории развития которого доминирует то индивидуальное, то типическое. Что до композиционных теорий, то они преимущественно развивалась в русле типического. Отсюда становятся понятны проблемы трудности теоретических представлений о сочетании индивидуального сходства и какой-либо композиционной структуры. Да, главная трудность всё-таки объективно исходит из самой природы портрета. Нигде художник не должен в такой степени объективировать сходство изображаемого и изображённого как в портретном творчестве. Высказываясь в духе А. Г. Габричевского, можно сказать, что возможности временной стихии, музыкального, [3;2-3] при передаче собственно портретного сходства минимализируются, ибо здесь пространственная фиксация элементов должна достигать весьма высокой точности. Подчеркнём, что тщательно и похоже нарисованное лицо – есть лишь фрагмент пространственно зафиксированной формы, почти лишённый временного контекста, а само по себе эмоционально схваченное движение мимики или рук – есть элемент временной стихии, нуждающийся в пространственной зафиксированности. Синтез же временного и пространственного неминуемо должен выразиться в качествах какой-либо композиционно-изобразительной структуры.
ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ